Уйти из Херсона — отказаться от Николаева и Одессы. 4.11.2022 анализ ситуации

Херсон — на сегодняшний день город не оставлен. Но риск, что такое решение (именно политическое) будет принято, велик.

В связи с этим хочу сказать, что не вижу ни одной причины для этого решения и ни одного плюса, который мы могли бы из него извлечь.

Уйти из Херсона и понести колоссальные, я бы сказал невосполнимые репутационные потери, которые мы принесём себе сами, без боя оставив землю, которую месяц назад красиво признали своей— абсурд.

Уйти из Херсона — подарить козырь не столько Украине, сколько Байдену и всей западной антироссийской компании. Херсон— единственный областной центр, который заняла наша армия. Теперь Украина его возвращает, избежав кровопролитных боев при штурме обороняющегося города, и этот подарок Демпартия США получает накануне выборов в Конгресс.

Уйти из Херсона — фактически поставить Крым под удар. Каховская ГЭС станет легкой целью, и нет сомнений, что полуостров снова останется без воды.

Уйти из Херсона — отказаться от Николаева и Одессы, играющих важнейшую роль в привлекательности Украины в глазах Запада. Если Херсон будет оставлен, все поймут, что никуда дальше мы не пойдём. Более того, скорее всего и в Херсон не вернёмся. Оставить город без боя и брать его потом с боем, форсируя Днепр — две большие разницы.

Уйти из Херсона — дать возможность устроить новую Бучу. Не было отступления, после которого нацисты не убивали бы наших сторонников, выдавая погибших за украинцев, убитых нашими. В Херсоне осталось около 20% населения. Поверьте, они найдут, с кем расправиться.

Да, есть сложности со снабжением группировки российской армии на правом берегу, но они не видятся непреодолимыми, тем более, худо-бедно эти проблемы мы преодолеваем.

Да, оставив Херсон, мы освободим силы нашей армии и сможем активнее наступать где-то в другом месте. Но в этом случае мы дадим такую же возможность и ВСУ.

Сводки с фронта свидетельствуют о том, что ВСУ не наступают и не собираются.

Разговариваю со знакомыми с Украины, сотрудниками серьёзных украинских ведомствах и организаций. В один голос говорят, что ситуация на фронте за последний месяц кардинально поменялась. ВСУ с трудом удерживает позиции, и желания и мотивации наступать нет ни у ВСУ, ни у наемников.
Грязь, открытый плацдарм, который простреливает наша артиллерия и авиация делают наступление невозможным. Экстренная мобилизация на Украине вызвана страхом, что при прибытии всех российских мобилизованных на фронт Россия перейдёт в наступление. Ситуация у них настолько непростая, что они всерьёз считают слухи об оставлении Херсона ловушкой, не верят, что наши добровольно сдадут город. Это решение кажется им абсурдным.

В качестве аргумента за оставление Херсона приводят стотысячную группировку ВСУ, мол, наши войска не выдержат удар. Цифра меня не удивила, это четверть активно воюющих всушников, столько и должно быть. Соотношение не настолько критическое, чтобы сейчас отступать, причём понимая, что их перевес временный — на подходе наши мобилизованные, и перевес будет у нас.

Знаю о серьёзной подготовке оборонных укреплений на этом направлении. Штурмовать такие трудно. Смотрите, как окопались украинцы на Донбассе— бьемся, а продвигаемся не быстро. Если заминировать поля, можно на несколько месяцев увязнуть в боях.

Слова Суровикина о возможных трудных решениях воспринимались как правильные только в тот момент. Но ситуация кардинально поменялась, наши перестали отступать, где-то наступают— сегодня общество не поймёт очередной передислокации. Не секрет, что у Суровикина много врагов в МО, ждущих, что он споткнётся, другие специально подталкивают к неправильным решениям. Добровольная сдача Херсона поставит крест на карьере главкома.

Если сдача Херсона — результат переговоров о заморозке конфликта, например, после саммита G20, то во-первых, нас практически гарантированно снова кинут, а во-вторых, эта игра опасна уже для внутриполитического пространства России. Общество много месяцев нагнетают важностью поддержки СВО, провели мобилизацию, непросто под санкциями. Добровольная сдача теперь уже российских территорий будет воспринята как предательство.

О.Царёв